Стив Джобс как тест Роршаха

  • написал: admin
  • 0


В 1997 году, вскоре после возвращения в Apple на должность гендиректора, Стив Джобс решил, что транспортная компания доставляет им компоненты недостаточно быстро. Перевозчик в ответ заявил, что не может доставлять быстрее, да и не должен: зафиксированные в договоре сроки соблюдались. Джобс велел разорвать контракт. И добавил, что если попробуют судиться, то никогда больше не получат ни цента.

Транспортная компания подала в суд. Работавший с ней менеджер уволился. Судебное разбирательство обошлось в крупную сумму денег, но цель была достигнута: Apple нашла нового, более расторопного перевозчика.

Биографии успешных людей используют как источники вдохновения и инструкции к действию. Какой урок можно извлечь из этой истории? Что цель оправдывает любые средства. Джобс не стеснялся называть подчиненных идиотами, и говорить, что они делают неправильно. Никто не был защищен от его нападок, даже высшие чины Apple. Джонатан Айв, главный дизайнер компании, однажды снял для Джобса номер в пятизвездочном отеле в Лондоне. Джобс вылетел оттуда пулей с воплем «Что за дерьмо!». Случайные люди, становившиеся жертвой его гнева (полицейские, работники магазинов и ресторанов), получали такое же «обходительное» обращение.

С момента смерти Джобса прошел уже почти год, но его биография за авторством Уолтера Айзексона все еще остается бестселлером. Для предпринимателей жизнь Джобса все равно что Евангелие и анти-Евангелие в одном лице. Одни видят в нем наглядный пример того, как важно следовать своему видению и своей цели. Другие — поучительную историю о том, как можно изменить мир, но настроить против себя всех окружающих. Такой разброс мнений говорит о существовании внутри нас двух сильных, но противоречащих потребностей: преуспеть в работе и при этом иметь счастливую личную жизнь. Каково это на самом деле — быть Стивом Джобсом?

Среди бизнесменом немало таких как Стив: агрессивных, с диктаторскими замашками, настроенных на постоянную конкуренцию, воспринимающих работу как самое главное в жизни. Биография Джобса лишь укрепила их в мысли, что они все делают правильно. Вот несколько примеров.

Стив Дэвис, глава компании TwoFour, охотно откликнулся на мое предложение рассказать, какое влияние оказал Джобс на его жизнь и карьеру. Когда Дэвис нашел полчаса, чтобы поговорить со мной (при его плотном графике это оказалось проблемой), то сразу признался, что в некоторой степени пожертвовал семейной жизнью ради работы. К счастью, его жена оказалась не против.

Рассказывая о бизнесе, Дэвис приходит в возбуждение. Он любит риск и неопределенность, он наслаждается каждой минутой своей работы. Во время интервью позвонил юрист и Стив признался, что не знает, что ему ответить. «Предприниматели отличаются от обычных людей, — говорит Дэвис. — Мы не боимся неприятностей. Посмотрите на Джобса. В его жизни было достаточно неудач, но он продолжал идти вперед. Джобс чужд условностям, он следует по своему собственному пути. Ты можешь либо присоединиться к нему, либо убраться с дороги».

Присоединиться или убраться с дороги — вот главное, что усвоили те, кто рассматривает Джобса как образец для подражания. «Джобс показал, насколько эффективен может быть авторитарный стиль управления. Он опроверг тезис современной социологии о том, что счастливые сотрудники всегда эффективнее».

Тристан О’Тьерни, соучредитель компании Square, подтверждает пользу агрессии: «Не бойтесь говорить людям прямо: ваша работа — дерьмо. Великие вещи создаются только благодаря откровенности и бескомпромиссности».

Аарон Леви, создатель сервиса Box, добавляет: «История Джобса научила меня, что от сотрудников надо требовать невозможного. Они должны знать, что я не позволю выпустить продукт до тех пор, пока его не отполируют до блеска. Для продукта это хорошо, а вот для людей не очень».

Впрочем, команда легко примиряется с грубым и авторитарным стилем управления, если организация показывает впечатляющие результаты. Джобс регулярно называл подчиненных полудурками, но мало кто из-за этого увольнялся. Более того, сотрудники считали себя счастливейшими людьми, ведь им довелось работать с самим Стивом Джобсом.

Bridgewater Associates, самый прибыльный хедж-фонд в мире — еще один пример эффективности авторитаризма и брутальной откровенности. Его директора Рэя Далио называют «Стивом Джобсом в мире инвестиций». Он культивирует в компании жесткую манеру общения, без оглядки на чувства. «Поначалу это ранит, — говорит Далио. — Но боль быстро проходит, и начинаешь получать удовольствие».

Больше всего фанатам Джобса нравилась в нем ясность видения. Нил Сейлс-Гриффин, основатель и гендиректор Code Academy, признается, что благодаря Джобсу перестал обращать внимание тонкости этикета. Он безжалостно закрывает бесперспективные проекты, независимо от того, сколько времени в них вложили сотрудники. Нил вспоминает неудачный запуск MobileMe и реакцию Джобса. Для команды это был стресс, зато проблема была быстро решена.

Противников Джобса приводит в ужас его диктаторский стиль поведения. В книге Айзексона приводится много случаев бесцеремонного поведения Джобса. Он приходил в бешенство по самым незначительным поводам (не понравились цветы в отеле или напиток в кафе), парковался на местах для инвалидов, отказывался оформлять номерные знаки для автомобиля (из-за чего менял машину каждые полгода), долгое время не признавал старшую дочь.



Среди критиков Джобса — Джефф Этвуд, создатель Stack Exchange. «Запустить стартап — все равно что ввязаться в войну, — говорит он. — Чтобы преуспеть, нужна почти религиозная вера в проект и полная самоотдача». Этвуд покинул Stack Exchange и отказался от мыслей о стартапе. Прозрением для него стала книга Айзексона.

Этвуда шокировало описание личной жизни Джобса. Одна история довела его почти до слез: Джобс показал наброски нового кампуса Apple своему сыну, но не показал дочери Эрин, хотя та собиралась стать архитектором. Ей он уделял меньше внимания, потому что Эрин была тихой и интровертной. Она не знала, как вести себя с отцом, особенно когда он начинал отпускать колкости. «Работа не должна подчинять себе все остальное. Как можно выбирать между созданием чертового iPad и воспитанием детей? Дети важнее», — горячится Этвуд.

Вериндер Сиал — бывший владелец сети кофеен, а ныне консультант и преподаватель бизнес-школы — менее категоричен: «Я всегда восхищался Джобсом, но книга Айзексона заставила меня взглянуть на него под другим углом. Почему Джобсу всегда хотелось быть правым и обвинять остальных? Почему он присваивал чужие идеи?» По мнению Вериндера, Джобс был как динамит. Динамит расчищает путь, но уничтожает все вокруг себя. «Билл Гейтс был задницей, но со временем превратился в приличного человека. Джобс как был, так и остался задницей», — отмечает Сиал.

Претензии Сиала и особенно Этвуда оправданы лишь отчасти. Если внимательно читать книгу, то ближе к концу можно найти фрагмент, где Джобс объясняет, почему попросил Айзексона написать биографию: «Я хотел, чтобы мои дети узнали меня. Я не всегда был рядом с ними и хочу, чтобы они понимали, почему так сложилось». Брэд Уорделл, CEO игровой компании Stardock, был потрясен, когда понял, что Джобс преждевременно умер по той же самой причине, по которой создал iPod, iPhone и iPad. Его восприятие реальности было сильно искажено. Он отказывался верить в серьезность болезни и откладывал лечение целых девять месяцев. «Пример Джобса давал мне силы работать по 80—90 часов в неделю, — говорит Уорделл. — Но потом я понял, что тоже смертен. Джобс недостаточно общался со своими детьми. Я делал ту же ошибку». Сейчас Брэд старается чаще работать из дома и больше делегировать.

Многие фанаты Джобса ближе к 40 годам приходят к мысли, что маленький спокойный лайфстайловый бизнес (как 37signals) предпочтительнее, чем дело всей жизни, которое поглотит тебя без остатка. Два продукта в год вместо шести, тридцать писем в день вместо двух сотен, несколько сотен тысяч или несколько миллионов долларов выручки в год вместо IPO на NASDAQ.

Такой подход имеет право на существование, но необязательно ставить вопрос столь категорично: или работа, или личная жизнь. Успешные женщины сочетают и то и другое. Потребность в материнстве вынуждает их еще с молодости выстраивать правильный баланс. Хайди Мессер, соучредитель LinkShare, говорит: «Джобс сделал создал две многомиллиардные корпорации — Apple и Pixar. Значит, и я могу сочетать бизнес и семью».

Через некоторое время после выхода книги Айзексон опубликовал статью в Harvard Business Review. В ней он призвал меньше фиксироваться на сварливом характере Джобса и больше — на его выдающихся достижениях в Apple и Pixar. Айзексон суммировал взгляды Джобса в 14 коротких заповедей: «Искажайте реальность», «Добивайтесь совершенства», «Держите вокруг себя только людей из высшей лиги» и т.д. «Его неуживчивый характер забудется, — пишет Айзексон, — А достижения навсегда останутся в истории. В одном ряду с Эдисоном, Фордом и Диснеем».

Сам Айзексон с нападками на Джобса обычно не соглашается: «Даже в самые худшие свои моменты он был не хуже, чем другие могущественные люди его уровня… Я лично знаю нескольких читателей, возмущенных тем, что Джобс парковался на местах для инвалидов. Знаете, кто эти читатели? Инвестиционные банкиры. Те самые, что придумали деривативы, которые оставили без сбережений миллионы людей и привели к мировому кризису».

«Когда люди критикуют поведение Джобса по отношению к собственной семье, — продолжает Айзексон, — Я спрашиваю: а как получилось, что ты сам был женат трижды, а твоя дочь с тобой больше не разговаривает? Личная жизнь Джобса была небезупречной, но в итоге он создал крепкую семью и вырастил четырех детей, которые поддерживали его до самого конца. За что его упрекать? А, впрочем, ладно. Переубеждать критиков — все равно что спорить с фундаменталистами по поводу разных версий Евангелия».

На примере Джобса хорошо видно, почему мы так отчаянно ищем ролевые модели. У Джобса никогда не было наставника. Он всегда принимал решения, полагаясь на собственное видение и интуицию. С такой же неопределенностью, пусть и в меньшем масштабе, сталкиваемся все мы. Вот почему мы обращаемся к биографиям великих людей — за ответами и дорожной картой.

Парадокс заключается в том, что опыт Джобса неприменим к большинству людей. Мало кто из нас управляет компаниями масштаба Apple и получает шанс изменить мир. Наши сотрудники, если третировать их по примеру Джобса, просто уйдут в другую компанию. Наши семья развалятся. Джобс действовал на совершенно ином уровне, где многое прощалось. Для остальных такое поведение кончится плохо.

Роберт Саттон, автор книги The No Asshole Rule, отмечает Джобса как крайне эффективного тирана. Но в подавляющем большинстве случаев, утверждает Саттон, диктаторские замашки создают одни лишь проблемы. Снижаются креативность и продуктивность сотрудников, формируется равнодушное отношение к работе, вырастает уровень прогулов и текучесть кадров.

Саттон считает, что Джобс был слишком особенной и слишком противоречивой фигурой, чтобы на него ориентироваться. Это тест Роршаха для предпринимателей и менеджеров: каждый видит в Джобсе то, что хочет увидеть.

Источник: Wired


Источник: RSS-лента http://habrahabr.ru/post/148522/

  • apple
  • 0


0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.